Термин “красные (благородные) кораллы”, которым обозначается весьма востребованное (и, следовательно, дорогое) сырьё в индустрии украшений, в последние месяц-два неожиданно вошёл в перечень слов, наиболее употребляемых ведущими политическими изданиями Японии.

Речь идёт о японских обвинениях китайских рыбаков в браконьерской добыче красных кораллов в районе архипелагов Идзу и Огасавара – гряды вулканических островов, которые простираются более чем на тысячу километров в южном направлении от Токио и находятся под управлением столичной префектуры Японии.

Для экипажей и владельцев китайских судов извлечение красных кораллов, видимо, представляет собой весьма выгодный промысел, доходность которого обусловлена сбытом добытого сырья китайским умельцам в сфере изготовления дорогих безделушек.

Об остроте ситуации свидетельствует риторика представителей столичной префектуры и государственной пограничной службы Японии о том, что китайским судам не будет позволено укрываться в бухтах отдельных островов, в случае если на “браконьеров” обрушится тайфун. Раздаются голоса о необходимости резкого ужесточения законов по их наказанию.

И здесь возникает подозрение, что обозначившаяся новая проблема в японо-китайских отношениях (и без того, крайне не простых) не сводится к обеспечению здоровья ценных живых существ.

Также как и в широко известной проблематике владения островами Сенкаку/Дяоюйдао, в ситуации с “браконьерством” в районе архипелагов Идзу и Огасавара не трудно усмотреть присутствие политико-стратегической географии.

Дело в том, что архипелаги Идзу и Огасавара представляют собой северные звенья так называемой “второй островной линии” в Тихом океане, начинающейся от японского острова Хонсю и доходящей до Новой Гвинеи в Южном полушарии. Она включает в себя также Марианские острова и архипелаг Палау.

Осуществление контроля над “второй островной линией” имеет исключительное значение для контролирования стратегической ситуации и во всей акватории Тихого океана. По этой причине основным районом войны на Тихом океане 1941-1945 гг. являлись главные острова этой линии.

Поэтому же лишь через 20 лет США передали своему ближайшему союзнику в регионе (Японии) её северную часть, а на Марианских островах и архипелаге Палау были созданы квази самостоятельные государственные образования. Основная американская военная база в западной части Тихого океана “Гуам” располагается на одноименном крупнейшем острове Марианской гряды, входящем в состав США на особых условиях.

И здесь самое время упомянуть имя человека, с которым связана нынешняя актуализация стратегических аспектов ситуации, складывающейся в районе северных звеньев “второй островной линии”.

Речь идёт об адмирале Лю Хуацине (умер в 2011 г.), учившемся в пятидесятых годах в СССР, которого сегодня считают отцом современного военно-морского флота Китая. Его взгляды на роль ВМС в политике и военной стратегии ведущих мировых держав формировались под влиянием адмирала С.Г. Горшкова – сторонника развития советского океанского флота.

Именно Лю Хуацин в начале 80-х годов убедил тогдашнего лидера КНР Дэн Сяопина в необходимости отхода от концепции прибрежного флота в сторону строительства океанских ВМС.

К нему же восходит и концепция распространения пространства активности будущих китайских ВМС на всю акваторию Тихого океана. То есть, далеко на восток от “первой островной линии”, включающей в себя архипелаг Рюкю (принадлежащий Японии), остров Тайвань и Малайский архипелаг, на котором располагается ряд крупных государств, включая Индонезию.

С адмиралом Лю Хуацинем также связываются и нередкие экспертные спекуляции на предмет раздела между Китаем и США сфер влияния в Тихом океане именно по “второй островной линии”. Но пока нет никаких признаков возможного согласия США на подобное гипотетическое предложение КНР. Если оно вообще когда-либо существовало и неким образом доводилось до сведения американского руководства.

Кроме того, эта концепция не принимает во внимание фактор “нормализации” Японии и её превращения в политическую державу регионального, если не мирового, уровня. Которую ни в коем случае не устроят подобного рода (ещё раз подчеркнём, гипотетические) “закулисные” сделки.

Многолетняя напряжённость в отношениях Китая с ключевым американским союзником Японией в связи со спорами о принадлежности островов Сенкаку/Дяоюйдао обусловлена не только (возможно, и не столько) “углеводородным” фактором, но и тем, что они являются одним из важных звеньев “первой островной линии”.

Её можно рассматривать в качестве первой цепи редутов морской “линии Мажино”, с помощью которой в предвоенный период можно попытаться заблокировать выход китайских ВМС на просторы Тихого океана. Частью второй подобной цепи можно считать архипелаги Идзу и Огасавара.

Уже сегодня ВМС Китая всё чаще оценивают прочность обеих этих цепей редутов в ходе военно-морских учений, когда группировки китайских боевых кораблей проходят по (открытым в мирное время) проливам между островами архипелага Рюкю.

Следует отметить, что японо-китайский “коралловый” скандал разразился крайне не вовремя. Дело в том, что с весны с.г. обе стороны предпринимали встречные шаги с тем, чтобы просто возобновить официальные контакты, прерванные ещё летом 2012 г. по причине обострения ситуации вокруг тех же островов Сенкаку/Дяоюйдао. Для этого предполагалось использовать площадку форума очередного форума АТЭС в Пекине.

В связи с этим появляется очередной повод сделать некоторые замечания на тему самого общего плана, касающегося эффективности управления различными органами государства. Особенно теми, которые имеют выход на международную арену.

Образ “многорукого” государства – игрока за столом мировой политической игры можно представить в виде индийского бога Шивы. Но чтобы полностью соответствовать этому божеству, движения государственных органов – рук могут выглядеть хаотичными только для не посвящённых. На самом деле, эти движения всегда следуют некой логике, которая является продуктом тщательно разработанной стратегии развития государства, подлежащей всестороннему, публичному обсуждёнию и принятию подавляющим большинством населения. Именно под этим углом и следует рассматривать разгорающийся в последние дни японо-китайский скандал на тему браконьерской добычи “красных кораллов”.

Владимир Терехов

Источник: ru.journal-neo.org


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: