«Демократизация» арабских и исламских государств по западным лекалам разрушает веками складывавшийся традиционный уклад их жизни и провоцирует новые вооруженные столкновения на этнической и религиозной почве. События арабской весны 2011–2014 годов привели к свержению правящих режимов в Тунисе, Египте (дважды), Ливии, Йемене, гражданским войнам в Сирии и Ираке, новым столкновениям между сектором Газа и Израилем, вызвали волну масштабных акций протеста и терактов практически во всех арабских странах. Регион все больше погружается в атмосферу всеобщего хаоса и насилия, возникла реальная угроза расползания идей радикального или политизированного ислама по всей планете.

Летом 2014 года громко заявила о себе радикальная исламистская группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ, в настоящее время – «Исламское государство», или ИГ), получившая известность как одна из ячеек «Аль-Каиды» в Ираке в период его оккупации США и их союзниками в 2004–2006 годы. К началу 2014 года ее боевики установили контроль за третью территории Сирии и проводили отдельные операции в приграничных с ней районах Ливана и Ирака. Однако в июне–августе 2014 года они вторглись в Ирак, нанесли поражение правительственным войскам и оккупировали 8 из 18 провинций Ирака, угрожая захватом Багдада и Иракского Курдистана.

Постепенно к ИГ примкнули местные антиправительственные суннитские группировки из числа бывших военнослужащих и представителей силовых структур Саддама Хусейна, а также несколько тысяч освобожденных из тюрем политзаключенных и уголовников. Боевики захватили валютные резервы ряда иракских банков, музейные ценности, установили контроль над крупным иракским Мосулом – городом с населением около 2,5 млн человек, с нефтедобывающими и нефтеперерабатывающими предприятиями, а также стратегической плотиной и гидроэлектростанцией на реке Евфрат.

В качестве трофеев им достались поставленные недавно в Ирак новейшие образцы тяжелых американских вооружений (гаубицы, минометы, ПТУРСы, ПЗРК, танки, бронетранспортеры, автомобили), боевые самолеты советского производства типа Су-21 и Су-23, баллистическая ракета «Р-17». Боевикам удалось также завладеть 40 кг радиоактивных материалов, которые хранились в Мосульском университете в качестве лабораторных реактивов. Власти Ирака уведомили ООН о захвате боевиками ИГ военного склада в провинции Мусанна, где хранились около 2,5 тыс. подлежащих уничтожению ракет и ракетных двигателей, а также отдельные устаревшие компоненты для изготовления боевых отравляющих веществ. Якобы в ряде бункеров хранился цианистый натрий, использующийся при получении отравляющего вещества типа табун. Этот комплекс активно использовался во время ирано-иракской войны 1980–1988 годов. Предприятие в те годы производило боевые ОВ (табун, зарин, горчичный, нервнопаралитический газ типа ви-икс и др.). И хотя к концу 90-х годов все химическое оружие в этой стране оказалось уничтоженным, распространенный с подачи агентов западных спецслужб миф о наличии у Саддама Хусейна оружия массового уничтожения послужил предлогом для вторжения в Ирак войск США и их союзников. Эксперты полагают, что захваченные боевиками ИГ на военном объекте в Мусанне отдельные компоненты химоружия вряд ли сегодня представляют реальную угрозу кому бы то ни было, но в дальнейшем их могут использовать террористы для восстановления технологий и мощностей по производству ОВ. Факты применения боевиками ИГ химического оружия в Сирии и Ираке против правительственных войск уже имели место. Сообщалось также и об интересе ИГ к отдельным образцам биологического оружия и процессу изготовления так называемой «грязной» бомбы из радиоактивных материалов.

Военные успехи ИГ на иракском фронте сопровождались усилением его позиций и в Сирии за счет перехода на сторону боевиков ряда подразделений воюющей с режимом Башара Асада Свободной сирийской армии (ССА) и более мелких разношерстных группировок исламистов. Продолжался приток джихадистов-интернационалистов и из-за рубежа: арабских, исламских государств, США, стран ЕС, СНГ и других. К настоящему времени общая численность вооруженных формирований халифата достигает 80–100 тыс. человек, из которых около 15 тыс. не являются гражданами Ирака или Сирии.

Лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади в конце июня 2014 года провозгласил создание на оккупированных территориях Сирии и Ирака нового государства – Исламского халифата со всеми его атрибутами (халиф, его советники (шура), армия, спецслужбы, тюрьмы, губернаторства, шариатское право, система налогов и сборов, насильственная исламизация населения, жестокие расправы с пленными, иноверцами и инакомыслящими и т.п.).

Халифат в настоящий момент протянулся от города Алеппо на севере Сирии до провинции Дияла на востоке Ирака. Аль-Багдади заявил о намерении ИГ расширять и дальше границы халифата, в первую очередь за счет присоединения курдских и других территорий Сирии и Ирака, взятия Багдада и Дамаска и последующего вторжения в Ливан и Кувейт. Боестолкновения отрядов ИГ с курдскими ополченцами на севере Ирака и Сирии, а также в иракской провинции Анбар ведутся уже несколько месяцев и приобрели весьма ожесточенный характер, отмечались их стычки с ливанскими силовыми структурами и шиитской группировкой «Хизболлах» в районе сирийско-ливанской границы.

ИСТОКИ ПРОБЛЕМЫ

В чем же причина появления нового террористического монстра радикальных исламистов в регионе?

Во-первых, ИГ опирается на практически неограниченную финансовую, материальную и военную помощь со стороны Катара и радикальных исламистских (ваххабитско-салафитских) организаций большинства стран Персидского залива. Другие его спонсоры (США, Запад, Саудовская Аравия, Иордания и Турция), хотя и заявляют о своей поддержке лишь сил так называемой умеренной сирийской оппозиции, но в конечном счете значительная часть их «подопечных» с оружием в руках также оказывается в рядах ИГ или тесно взаимодействует с ним.

Во-вторых, захват боевиками ИГ нефтепромыслов, нефтеперерабатывающих заводов трубопроводов, складов ГСМ в Сирии и Ираке, одной из крупнейших в регионе ГЭС, снабжающей Ирак электроэнергией, а также плотины с дамбой, которая позволяет контролировать подачу воды в центральные районы Ирака, дало им возможность не только обеспечить свои нужды в ГСМ, электроэнергии и воде, но и успешно торговать этими стратегическими ресурсами.

При этом ИГ не гнушается зарабатывать деньги и на контрабандной торговле оружием, боеприпасами, наркотиками, похищениях людей, изготовлении фальшивых денежных знаков, контрабанде похищенных из музеев артефактов, рэкете и грабежах на пограничных КПП и блокпостах. К настоящему времени ИГ стало одной из богатейших террористических организаций в мире с годовым бюджетом в несколько миллиардов долларов США.

В-третьих, в силу того что ИГ продолжает борьбу с режимом Башара Асада в Сирии, оказывает давление на шиитское правительство в Ираке, объективно является потенциальным противником Ирана, Вашингтон и его союзники ограничиваются лишь точечными ракетно-бомбовыми ударами по позициям ИГ, которые затрудняют ему ведение масштабных наступательных операций, но при этом не могут существенно ослабить военный потенциал халифата. Похоже на то, что США не ставят целью разгромить ИГ, а лишь пытаются направить его дальнейшую экспансию в нужном для себя направлении – на Дамаск и Тегеран.

Таким образом, самопровозглашенный исламский халифат и его масштабные военные преступления в Ираке и Сирии стали возможны с молчаливого одобрения, если не сказать при косвенной поддержке их Вашингтоном и его западными и региональными союзниками.

К сожалению, история ничему не учит заокеанских стратегов, которые продолжают наступать на все те же грабли. Не так давно они инициировали создание «Аль-Каиды» во главе с Усамой бен Ладеном, заигрывали с движением «Талибан» в Афганистане, сегодня способствовали появлению ИГ во главе с Абу Бакром аль-Багдади. Можно не сомневаться, что халифат не останется в очерченных ему спонсорами рамках с ограниченными по времени и территории целями. Десятки тысяч боевиков – выходцев из западных и других стран рано или поздно могут вернуться к местам своего прежнего жительства и продолжат там свой джихад (борьбу с неверными). Примеры тому уже имеются.

Сиюминутная политика «двойных стандартов» и деления террористов на выгодных и невыгодных (своих и чужих), которую осуществляют Вашингтон и Брюссель, объективно усиливает угрозу международного терроризма во всем мире. При этом нельзя забывать, что террористы уже не ограничиваются в своей преступной деятельности использованием традиционных методов и обычных вооружений. Как выше было отмечено, сегодня они весьма близки к обладанию оружием массового уничтожения, ведут кибервойны и могут применить для реализации своих целей новейшие достижения в науке и технике.

Успеху исламистов ИГ способствует и то, что сегодня они могут рассчитывать на поддержку свыше 10 млн арабов-суннитов в Ираке и Сирии. Свергнув режим Саддама Хусейна в Ираке, США и их западные союзники одновременно разрушили хрупкий этноконфессиональный баланс власти в этой стране. Составлявшие основу государственности арабы-сунниты были выброшены из политической жизни, их представителям не дали возможности поступить на госслужбу, работать в нефтегазовой и других отраслях экономики. Новая элита в лице представителей арабо-шиитского большинства оказалась раздробленной и неспособной управлять государством. Часть из арабов-шиитов во власти пыталась лавировать между интересами Вашингтона и Тегерана, другие – ориентировались на одного из этих зарубежных партнеров. Мало кто из них понимал, что их миссия заключается в сплочении иракцев на национально-патриотической основе и обеспечении интересов всех граждан страны, независимо от их этнической или конфессиональной принадлежности. При этом все руководители из числа арабов-шиитов продолжали дискриминацию арабов-суннитов и игнорирование законных прав и свобод курдского меньшинства.

Именно это и послужило причиной утраты доверия иракцев к центральным властям, нарастания шиитско-суннитских противоречий, сопровождавшихся масштабными терактами, акциями протеста населения суннитских провинций. Свой вклад в активизацию деятельности местных суннитских группировок в Ираке внесли и монархии Персидского залива, в первую очередь Саудовская Аравия и Катар, которых явно не устраивало новое шиитское правительство страны и его сотрудничество с Тегераном. По каналам спецслужб, различных неправительственных организаций и фондов Эр-Рияд и Доха оказывали финансовую, материальную и военную помощь радикальным суннитским иракским группировкам, стремясь ослабить шиитский режим в Багдаде или заменить его на суннитский.

СИРИЙСКИЙ ВОПРОС

В еще более грубой форме осуществлялось вмешательство внешних сил во внутренние дела Сирии. Здесь протестные акции радикальных суннитских группировок против режима Башара Асада открыто поддержали США, их западные союзники, монархии Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, Турция, Иордания, другие арабские страны. Создавая оппозиционную Дамаску Свободную сирийскую армию (ССА), все внешние противники Асада долгое время старались не замечать нараставшую мощь радикальных исламистских группировок типа «Джабга ан-Нусра» и ИГ. Расчет Вашингтона и его сателлитов был прост: «используем джихадистов в качестве передового отряда и ударной силы, свергнем с их помощью Асада, а там разберемся с этими радикалами». Но переход на сторону ИГ части подразделений ССА и боевиков «Джабга ан-Нусра» в Сирии, установление контроля джихадистами за третью территории Ирака и провозглашение Исламского халифата коренным образом изменило ситуацию в регионе.

Мало того, что ИГ, создав многочисленную и хорошо вооруженную группировку боевиков, практически подчинило себе или объединило под знаменами халифата подавляющее большинство антиправительственных сил в Ираке и Сирии, так оно еще открыто заявило о намерениях продолжить джихад (борьбу с неверными) по всему миру. Эти агрессивные заявления и практические действия, а также жестокие демонстративные казни западных граждан несколько изменили отношение Вашингтона и его союзников к ИГ. Под давлением общественного мнения была наспех сколочена коалиция западных стран и монархий Залива, которая приступила к планомерным ракетно-бомбовым ударам по позициям боевиков ИГ.

Сегодня уже можно подвести первые итоги этих бомбардировок. Потери исламистов относительно невелики и не оказывают существенного влияния на общий ход боевых действий. Боевики быстро приспособились к действиям авиации противника, рассредоточились в населенных пунктах, прикрываются населением как живым щитом, хорошо маскируются и т.п. Вопрос о проведении наземной операции коалицией пока не рассматривается. Созданная американскими инструкторами иракская армия деморализована и небоеспособна. Правительственные войска Сирии могут контролировать лишь столицу, районы компактного проживания арабов-алавитов и несколько стратегически важных военных баз. Вашингтон игнорирует сирийские власти, по-прежнему считает Башара Асада нелегитимным президентом и рассчитывает остановить дальнейшую экспансию ИГ руками оппозиционной Свободной сирийской армии, иракских и сирийских курдов и иракской шиитской милиции. Любые формы сотрудничества Вашингтона с Тегераном в совместной борьбе с ИГ также отвергаются. В сложившейся ситуации даже западные эксперты признают, что война с ИГ может пролиться как минимум несколько лет.

ВЕРОЯТНЫЕ СЦЕНАРИИ

Каковы же могут быть сценарии дальнейших событий в связи с провозглашением Исламского халифата?

Первый сценарий – Исламскому халифату все же удастся закрепиться на завоеванных территориях и завершить создание всех необходимых структур исламского государства по типу иранского, но суннитского толка. Такой вариант наиболее вероятен при некоторой трансформации правящей верхушки халифата в сторону отхода от крайне радикальных салафито-ваххабитских взглядов к более умеренным исламистским и прагматичным. Создание арабо-суннитского государства на границе с Ираном отвечало бы интересам монархий Персидского залива и, в какой-то мере, Турции и США. При этом распад Ирака становился бы не только де-факто, но и де-юре (Иракский Курдистан, Исламский халифат, Иракский Шиитостан).

Второй вариант – продолжение войн Исламского халифата с «неверными» (шиитами, курдами, христианами, умеренными суннитами, атеистами и т.п.) в целях расширения своей территории за счет оккупации новых земель. При этом варианте не следует исключать возможного взятия халифатом Багдада и Дамаска.

И, наконец, последний вариант развития событий заключается в том, что значительные потери в живой силе и технике от ударов ВВС коалиции или наземных операций правительственных войск Сирии и Ирака, курдских бригад «пешмерга», шиитской милиции вызовут разногласия среди лидеров халифата и приведут к расколу этого государства на ряд самостоятельных анклавов, контролируемых полевыми командирами.

Перечисленные выше сценарии могут длиться неопределенно долго, поскольку Исламский халифат и образующие его военно-политические группировки сегодня обладают практически неограниченными финансовыми, материальными, людскими ресурсами, современным вооружением и боевой техникой. При этом надо учитывать популярность идей радикального ислама, который в условиях упадка морали и ценностей западного мира становится все более притягательной моделью поведения десятков миллионов мусульман и их приверженцев. Существует реальная угроза расползания получивших боевой опыт в Ираке и Сирии джихадистов по всему миру, а также их объединения с уже существующими ячейками «Аль-Каиды» и движением «Талибан». Последние уже выразили свою готовность тесно взаимодействовать с халифатом. Вслед за естественным распространением ислама по планете за счет миграции мусульман и как одной из наиболее популярных религий, неуклонно следуют и его радикальные взгляды, которые умело используют для достижения своих эгоистических целей отдельные группы лиц и организации.

Что бы могло остановить угрозу превращения Сирии и Ирака в новое Сомали или рассадник угрозы международного терроризма?

Заинтересованные государства могли бы под эгидой ООН создать механизмы урегулирования внутренних конфликтов в Ираке и Сирии. Как представляется, в Ираке главной проблемой сегодня является продолжающаяся изоляция арабо-суннитского населения. Не наладив отношений между Багдадом и иракскими суннитскими провинциями, Исламский халифат победить не представляется возможным. США и их западные союзники свыше восьми лет пытались военным путем «навести порядок» в так называемом суннитском треугольнике в Ираке, но лишь спровоцировали население на восстание.

В Сирии без правительства Башара Асада также нельзя выкорчевать корни исламского радикализма. Дамаск неоднократно выражал готовность к продолжению мирного диалога с умеренной суннитской оппозицией и курдами, поэтому надо бы возобновить переговоры в Женеве под эгидой ООН. Эффективность борьбы с Исламским халифатом во многом зависит от способности и желания Вашингтона и западных стран перекрыть каналы переброски новых джихадистов, финансовой и материальной поддержки боевиков со стороны своих региональных союзников (монархии Персидского залива), а также исключить контрабандную торговлю халифата нефтью и другими товарами. Блокада или изоляция халифата является непременным условием его дальнейшего разгрома. Свою позитивную роль в борьбе с исламистами-радикалами суннитского толка мог бы сыграть и Иран. В условиях некоторого смягчения международных санкций в отношении Тегерана было бы закономерным подключать к борьбе с ИГ эту мощную региональную державу и одного из признанных лидеров мусульманского мира.

Источник: topwar.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: